Самая правдивая история о самой невероятной группе

Внушив бессмертие, прославит И свергнет в Царствие теней! А у нас тут хоть и не Лондон с его городскими легендами, но тема подходящая. В прошлый раз она была вполне уместна, и можно было надеяться на продолжение. Надеяться… Как много было недосказано! И, к большому сожалению, сказано уже не будет. В этот вечер в памяти мелькали воспоминания и ассоциации, связанные с предыдущим концертом.

Казалось, это было совсем недавно, но кто же знал… Капли блестели в свете фонарей, а в лужах отражались идущие куда-то люди-тени. Что тогда в марте, что сейчас в ноябре, город казался безукоризненно серым. Была всего лишь одна существенная разница — тогда мы ещё не знали, не предполагали, что всё завершится очень скоро. А когда узнали, то отказывались верить. А теперь… сказка подходила к концу — через несколько часов будет дописана её последняя, четырнадцатая глава.

Так завершим, доиграем до конца в этом театре! Пускай отныне это больше не суждено повторить никому, пускай живые завидуют мёртвым! Это был наш последний шабаш. Но мы не надевали масок — мы были такими всегда.

На этом привычном маршруте все дороги сошлись в одну, по которой лишь осталось дойти до пункта назначения. Сколько же людей собралось здесь и сейчас — гуляй, сказочный народ! Последние мгновения, последний шаг. Две розы у микрофона.

Вся жизнь — спектакль, я в ней — актёр! Михаил Горшенёв умер 19 июля года. В весёлом царстве шута наступила тишина и воцарился траур… В очередной раз сквозь нахлынувшие эмоции довелось осознать, что люди, случается, внезапно уходят в мир иной совсем молодыми и в самом расцвете сил — он не дожил до своего сорокалетия всего лишь три недели. Разносторонний и неоднозначный человек, представавший перед публикой героем своих песен.

То чёрт, то рыцарь, то разбойник, то джентльмен. Много кого он сыграл: И всегда сверкал своей характерной улыбкой. При этом мало кто знал его настоящего, его мысли, намерения и переживания, но в контексте творчества это не имело никакого значения — перед разукрашенными и орущими фанатами-панками в переполненных залах был всё тот же Горшок. И в тот момент для них никого не было ближе.

Он играл и панк-рок, и хардкор-панк и даже арт-рок — и всё равно продолжал называть себя панком. Он ушёл на самом пике своего творчества, когда, казалось, воплотил в жизнь почти все свои мечты.

Он сделал немало, но, по-видимому, не успел сделать ещё очень много. Всё случится как всегда! Не желая вам вреда, Буду вас я развлекать опять. Посмотреть хотите вы, Что под маской, но, увы…, Мне вас так не хочется терять, Вас терять! У него была мечта — играть песни, не похожие на остальные, играть роли, которые раньше на рок-сцене никто не играл.

Он стал, по большому счёту, не только голосом, но идеологом группы, считал, что идея — прежде всего. Его окружали верные друзья-соратники, и все врубались в идею, особенно Князь, за двадцать с лишним лет воплотивший в текстах все сказочные замыслы.

Он стал рассказчиком и персонажем одновременно. Вообще, Горшок был настоящим артистом, умел играть в образе, перевоплощаться. Страшные сюжеты сказок с чертями, вурдалаками, мертвецами в его исполнении становились целыми историями, от которых не шарахались, а как раз наоборот, с интересом слушали, вникали в них. Там всё было просто и понятно, и в то же время преподносилось весьма оригинально, по-роковому, с чисто панковским драйвом. Всё, как он того хотел для себя и остальных.

Он мечтал о свободном творчестве, не хотел зависеть ни от кого и ни от чего: Даже в музыкальной жизни он был убеждённым анархистом. Кроме того, зачитывался литературой начала прошлого века на эту тему, а одну из своих песен посвятил Нестору Махно. Он не верил ни в Бога, ни в Дьявола — он просто жил сегодняшним днём и постоянно жил на максимуме. Казалось, что для него не существует рамок ни в жизни, ни в творчестве.

«Король и Шут». Последняя сказка

Он просмотрел всю эту жизнь от самого дна до вершины, увидел даже то, что за пределами жизни. И впоследствии с ужасом вспоминал об этом, поскольку то были не страшные сказки, а кошмарная реальность, стекавшая со стального жала и стеклянного жерла.

Но любовь к жизни однажды помогла ему свернуть с дороги к смерти. Он встретил любимую женщину и вместе с ней надеялся обрести счастье и семейное благополучие.

Он посвящал себя творчеству: Он не представлял свою жизнь без сцены и всегда играл на пределе. Жизнь на сцене, жизнь в образе, жизнь во множестве лиц в песнях! Просто не мог не делать. Он сам выбрал этот путь из прошлого в будущее. Но прошлое в итоге напомнило о себе, а здоровье — увы, такое непредсказуемое… Сердце не выдержало. Бог сна — вечная тьма!

И когда это произошло, рядом с ним никого не было. И Вечность приняла его. Хватит Притворяться живым, Когда все вокруг мертвы, Когда все мертвы. Умерли давно Те, кого я любил, И кем был я любим… Что ж, прощайте! С двух сторон сгорела, Сожжена моя свеча. Как всё потемнело, Небо и земля, прощай! Здесь Я вижу смерть, вижу свет, как видят след, Как свет звезды, как свет любви, которой нет!

Она ушла, она зовёт меня во мрак… Уходит боль, уходит страх, пусть будет так. С двух сторон сгорела, Сожжена моя свеча, Мне осталось сделать Шаг — и этот мир, прощай! Она ушла, она зовёт меня во мрак… Остался шаг, всего лишь шаг, …Последний шаг! И я не обременён ничем, кроме самых личных проблем, которые касаются только лично меня, моего жизненного тонуса. А что до остального, то я всегда считал, что это — приземлённое.

В последние годы Горшок увлёкся театральной деятельностью. Премьера мюзикла состоялась год назад в московском Театре Киноактёра. В работе над оперой принимали участие и остальные музыканты группы. К записи альбома группа планировала приступить осенью этого года, когда Горшок собирался принести материал на студию. И вот, ни альбома, ни песен — одни воспоминания. И главного героя в спектакле тоже не стало. Создатель ушёл вслед за своим персонажем. Они по-дружески обнялись, поговорили, как будто ничего и не произошло, как будто их пути и не расходились два года назад.

Это была их последняя встреча. В тот дождливый день несколько тысяч поклонников собрались там, чтобы проститься с кумиром. Но сдержать эмоции было подвластно не всем, далеко не всем.

С Горшком прощались, как с близким другом, которого знали вот уже много лет. Прощались все, для кого песни КиШа стали частью жизни, возможно, даже очень личной жизни.

Для одних герой, для других злодей. Для одних король, для других шут — очень умный и находчивый шут, который, возможно, бывает даже умнее самого короля… Присутствовали и родственники, и друзья-коллеги Михаила. Князь не отходил от гроба на протяжении всей церемонии прощания. Похоронили его на Богословском кладбище.

Но помимо счастья, как известно из того текста, нужна ещё и удача. Несомненно, она сопровождала его на всём пути, и повторить этот путь невозможно. Этот путь, каким бы он ни был, можно было пройти всего лишь раз, и вот он завершён. Вся жизнь — словно миг, Ты многолик! Пока со мной Ты здесь, пока Ты рядом! Повелитель кукол жив, Корни пустив, В магическом искусства алтаре… Рад всему.

Несколько пучеглазых зайцев склонились над одним из таких горшков и, растопив замёрзший напиток, испробовали его. Через несколько миллионов лет все эти зайцы, один за другим, имели счастье снова зародиться, но природа наделила их иными формами … Воспоминания о чудном напитке сохранились в их преобразовавшихся умах.

По крайней мере, почему-то запомнился именно этот момент. Самый первый их номерной альбом отлично подходил для первого знакомства. Одна кассета — и мир перевернулся. А даже если и не перевернулся, то перестал быть прежним точно… Сегодня подобное кажется чем-то нереальным, но представляете, десять лет назад роль интернета в музыкальной жизни была совсем незначительной.

Это сейчас всё можно скачать за считанные минуты, а тогда альбомы существовали не иначе как на физических носителях не только легальных, но и пиратских, разумеется — впрочем, это уже другая тема и покупались в киосках и магазинах.

Алексей Рыбин: Король и Шут: Самая правдивая история о самой невероятной группе

Музыкой были напичканы не компьютеры и телефоны, а книжные полки. Там эта музыка бережно и не очень бережно хранилась и оттуда же бралась в нужный момент, под настроение. Кассеты и МР3-сборники — типичная коллекция слушателя первой половины х. Сейчас, в 21 веке кассета уже считается раритетом.

Несмотря на то, что формат CD к тому времени существовал уже давно, массовый слушатель всё ещё отдавал предпочтение кассетам дёшево, сердито, доступно, и переписать можно в случае чего. Те, кто вообще не застал те времена, вряд ли могут представить сам процесс прослушивания, больше напоминавший ритуал.

Было во всём этом что-то цепляющее и не отпускающее. Все альбомы не были стопроцентно похожи один на другой, тем не менее, всё это творчество воспринималось как единое целое, с одними и теми же музыкантами-сказочниками. И, конечно же, непередаваемые ощущения от концертов, начиная с самого первого. И столпотворения на входе, и песни хором невпопад, и сорванные голоса, и безудержное горячее веселье в холодное время года… И толпа, ломящаяся к сцене и ломающая ограждение.

И пляски в сидячем зале. И вопли по-настоящему сумасшедших фанатов и особенно фанаток. И остроумие Горшка с Князем, в словесной форме доносившееся со сцены.

В общем, жизнь удалась. Не менялись только главные персонажи этого театрального безумия. Горшок, Князь, Яков, Балу, Ренегат, Маша, Поручик. Так вот, однажды, а именно 25 лет назад, собрались трое парней из одной питерской школы, взяли в руки музыкальные инструменты и взяли свои первые аккорды. А спустя год-полтора повстречался им четвёртый, и всё завертелось… Сегодня посмотришь на их достижения и покорённые высоты — и диву даёшься!

Кажется, всё так легко и быстро произошло. Но на самом деле, их путь был долгим и тернистым, и вряд ли кому-то под силу повторить его ещё раз.

Просто потому, что время было другое и условия были другие при этом надо сказать, условия непростые. Начало истории КиШа примечательно, пожалуй, тем, что группа зародилась где-то на стыке музыкальных эпох, когда советский рок постепенно вымирал, а новый был лишь на стадии зачатия.

Да и всякие коммерческие структуры только появлялись в музыкальном мире родного Отечества. И только единицы знали, как вертеться в джунглях шоу-бизнеса — впрочем, пока это касалось в основном попсовой сцены, а большая часть рока была предоставлена самой себе, и каждый там выживал, как умел.

У некоторых даже получалось. В общем, в такой переходный период для самозародившихся рок-групп путей с самого дна было великое множество — потому что по ним ещё никто не ходил.

Были небольшие рок-клубы, какие-то мелкие лейблы, полупрофессиональные студии, в совсем уж особых случаях — ротации на местном радио.

Но что со всем этим делать, и главное, как делать и куда — толком никто не знал. Существует себе — да и чёрт с ним, многим и этого хватало плюс выпивка вместо гонорара. Однако в условиях такой жизни на дне в буквальном смысле всё-таки можно было уловить момент и выстрелить в яблочко.

А песни они играли не простые, а сказочные. Потому что не хотели быть похожими на остальных, горланящих что-то на один манер. И группу заметили, и группа в итоге забралась на вершину, откуда больше не слезала. И это было не случайно. История КиШа более чем хорошо известна, со многими подробностями и со всеми действующими лицами, которых знает каждый поклонник: Горшок, Князь, Поручик, Балу, Яков, Ренегат, Маша, Каспер, Захар, Паша и все остальные… Двенадцать альбомов — все, как на подбор, все в общем-то разные, но КиШовский почерк оставался всё тем же.

У них действительно был долгий путь. От первых гонораров в виде ящика пива и кучки питерских неформалов под сценой до многотысячных аудиторий и настоящего шоу! Даже книги о них писали. Если бы это свалилось сразу — мы бы, наверное, сошли с ума. То, что с нами происходит — это и есть мы. У нас нет лидера. Вернее, лидер — каждый по-своему. И каждый занимает свою особую нишу.

А все вместе мы — команда, главная цель которой — делать хорошую музыку и не менее хорошие стихи, а потом объединять их в нечто целое. Что это — феномен? Наверное, тот самый случай, когда человек, придумывая нечто новое, изменяет мир вокруг себя. И создаётся уже новый мир, в чем-то сказочный, нереальный, фантастический — главное, что новый. Они сами его придумали, сами развили, сами донесли до слушателя.

А Питер всё же город чуть более культурный, а потому и песни КиШа оказались чуть более приемлемы для широких народных масс, которые и полюбили эти самые песни. Возможно, ещё одним фактором стало принципиальное отсутствие в текстах политики и социальщины, которой эти самые массы для и музыканты уже наелись по самое не хочу.

Изначально Князем и Горшком было решено: И это был успех. И постепенно народ начал на нас озираться … Звучало жёстко. Итак, вся соль группы в горшке… ну то есть в песнях. Когда говоришь о творчестве группы, то в самый раз можно вспомнить большую книгу со сказками. И эта книга ценна, прежде всего, своим содержанием.

Открываешь её — а там на каждой странице творится что-то невероятное. Просто-таки всеобщее Собрание нечистой силы под музыку! И весёлую к тому же. И, собственно, в этом нет ничего удивительного — таким ведь всегда был исконный фольклор: А читать-то как интересно, аж дух захватывает! То есть задали направление — и пошли уверенным шагом, зная, что хотят именно этого.

То есть мистика, сказки, ужастики — это всё понятно, но надо уметь и преподнести соответствующим образом. Тут, конечно, панки-сказочники постарались на славу. Есть разные сюжеты, разные истории, нашлось место и лиричности, куда же без неё! Ведь даже среди ужаса есть место благородству. Большую роль в этом сыграла и музыка: КиШ всегда преподносился массовому слушателю как панк-рок, но за свою многолетнюю историю объединил в своём репертуаре много стилей: Это был итог первой половины творчества.

А именно театр стал новым уровнем для группы и для Горшка лично. Вот это на самом деле скрывалось под масками героев — то, что ждало своего часа. Возможно, именно к этому они шли, сами того не осознавая. Красивая сказка облачилась в театральные формы и достигла своей высшей точки. Я … создавал свой мир. Даже не создавал, а жил в нём. В реальном мире мне трудно черпать вдохновение. Мне кажется, что он несовершенен. Поэтический мой мир тоже несовершенен, но он сказочный…, там есть поучительные моменты.

В реальной жизни их тоже полно, но об этом мире мне даже говорить не хочется. Бывало, бежишь, орёшь, прыгаешь, руками машешь, тонешь в болоте, разговариваешь с покойниками — весело, а главное, интересно!

Вот такая разнообразная в песнях и противоречивая по жизни была эта группа. И сейчас, вспоминая все прошедшие годы, задаёшься вопросом: Во-первых, ввиду разнообразия музыки на альбомах нельзя точно определить границы этой музыкальной эпохи.

А во-вторых, творчество КиШей охватило уже несколько поколений слушателей: Наверное, эта эпоха у каждого своя собственная. Немножко даже личная эпоха, очень бурная и неповторимая. С того самого мгновения, когда поставил первую кассету и услышал первую песню. А потом оказался на своём первом концерте. Спустя много лет, будь их семь, десять или пятнадцать, это кажется очень волнующим моментом. Сразу вспоминаешь себя в прошлом и, по мере воспоминаний, возвращаешься в настоящее.

И когда не стало Горшка, то многие фанаты, поминая группу, повторяли возможно, с некоей иронией: Наверняка к Горшку относились именно как к сказочнику, который умел рассказывать интересные истории. Умел делать это талантливо, артистично, незабываемо. Счастливое детство… Просто дети слушали сказки.

А потом вырастали и продолжали слушать. Едва начатая, с парой строчек и штрихов. Кто возьмёт на себя смелость продолжить и поставить точку? Или же не следует ставить точку вообще? Когда шок немного прошёл и эмоции поутихли, возник вопрос: В тот момент будущее для них стало непредсказуемым. Вернее, предсказать можно было несколько вариантов пути, но каким из них пойдут музыканты?

Неужели всё закончится и больше ничего не будет? Первым взял слово Князь. Некоторые ожидали, что он вернётся в группу и продолжит брошенное дело на старом месте, но сам Князь ответил отказом. Отныне время для КиШа должно было остановиться. Но всё же окончательно решить судьбу группы должны были музыканты действующего состава.

И они, некоторое время посовещавшись, приняли, наверное, самое достойное решение. В память о Горшке будет проведён прощальный тур, и на этом всё. Ну и кто сказал, что незаменимых не бывает?! Во-первых, это одна из любимых песен Горшка. Во-вторых, одна из ключевых в творчестве. И, в-третьих, она успела стать своеобразным гимном, а её припев — девизом: А у КиШа их останется двенадцать. И хотя музыканты продолжат исполнять КиШовские песни, это будет уже просто как дань памяти.

Небольшое утешение для живых! В день похорон во многих городах поклонниками были организованы встречи памяти. Память и скорбь выражали и в песнях, и в стихах. Некоторые песни КиШа исполняет на своих концертах Князь. Музыка была сочинена, на самом деле, ещё лет пятнадцать назад, но тогда Ренегат решил отложить песню на дальнюю полку.

Теперь же этому прошлому суждено было проявиться в настоящем и стать мостом в будущее. В общем, переходный этап на нелёгком пути.

Скрытый под масками Солнца сын, Кончилась сказка — и ты один. Тебе стало просто так много лет… Чувствуешь дерево кожей рук? Вот она, дверь — замыкает круг Между жизнью и не-жизнью Твоей на земле.

Ноги не помнят, куда идти, Руки не знают, кого спасти. Этот город станет летним дождём… В тёплые шорохи наших снов Ты ушёл, гордый Король шутов. Только знай, что мы все здесь, И мы все тебя ждём!

И тело не согнули в бараний рог. История, вслед за которой будет написана новая. Новой истории, что пишется сейчас, суждено стать последней, и каждый шаг по ступеням в концертный зал приближает нас к исходу. Здесь, внутри, всё точно так же, как и было много раз тому назад.

Будто ничего не изменилось: И так думают поклонники в каждом городе — наш случай не исключение. Прожжённые, видавшие виды рокеры, панки, металлисты и прочие неравнодушные, впитавшие эту музыку до мяса и костей!

А отголоски всей этой прошедшей истории будут не просто долго слышны — они запомнятся, застынут на фотографиях и в воспоминаниях. Концерт отгремит — и время остановится навсегда. Любимая книга открыта на последней странице… Начало восьмого.

Роково-театральная история завершается — город за городом прощается с группой и поминает Короля шутов. Последний гастрольный тур КиШей в течение трёх месяцев охватил более 40 городов России, Беларуси и Украины. От Поволжья и Кубани до северных морей, от берегов Днепра до Урала и Сибири, и так далее.

Встреча с украинскими поклонниками была назначена на начало ноября: Киев, Симферополь, Одесса, Днепропетровск, Донецк, Харьков, Запорожье, Кривой Рог. Большая часть концертов проходила именно здесь. За чёртову дюжину лет КиШ объездили с концертами всю страну, и вот они опять в Харькове — там, где Горшок в последний раз спел для украинских поклонников. Одиннадцать лет и тринадцать концертов а теперь и четырнадцать — о каждом из них, наверное, есть что вспомнить. А настоящий живой концерт тем и ценен, что он один-единственный и неповторимый, здесь и сейчас.

Возле центрального микрофона никого нет…. Мы знаем, что финал этой сказки станет трагичным, а с последних страниц будет веять мёртвым холодом. В минуту молчания синий туман окутывает сцену и… Дамы и господа, добро пожаловать!

Сегодня в нашем театре нет места посторонним и равнодушным. И под первые аккорды руки тянутся к белым сводам и яркому свету.

И люди-тени замелькали на экране — то было шествие живых и мёртвых, злодеев и героев, богатых и нищих, скупых и щедрых — весь мир на белом полотне.

Творцов становится всё меньше, а мертвецов всё больше. Пусть этот мир Добром прибудет, но пока что через Зло лучше понимаешь, что творится и вытворяется… На сцене тем временем солирует Ренегат, а подпевают ему все собравшиеся в зале. И все на своих местах — играют последние роли в весёлом царстве шута. Место у микрофона по центру сцены было свободным — для главного героя на этом прощальном празднике. А ведь казалось, что вот-вот, закроешь глаза…, а потом откроешь — и Он здесь, с нами. Живут благодаря тем, кто слушал эти песни на протяжении многих лет и приходил на концерты в любое время года.

Всё было сдержанно с виду, но энергия так и распирала изнутри; всё было без лишних и пафосных слов, но с душою. И всё же, сами песни были и о последних мгновениях, и о личных переживаниях, и об осознании неизбежного.

Многие из песен были особенно любимы самим Горшком — их он считал ключевыми моментами творчества группы и себя лично. Песни с альбомов за все времена: То есть встречались на концертах. Собрались однажды они под вековым дубом в парке и пришли всей дружной толпой в этот зал — песни петь. И для всех вас, наверное, тоже. Они заиграли… и Он запел. Конечно, по факту это была всего лишь запись его голоса, но слышать его, чего уж там скрывать, для всех было особенно в кайф.

Слышать, когда этот самый голос в последний раз звучит над многотысячной толпой. Символичная последняя ария то ли короля, то ли шута — главного персонажа эпичной истории. И он в последний раз напомнил нам о том сказочном мире, которому посвятил свою жизнь. Он вложил свою душу в эти песни: От первых строчек до мгновения, когда навеки погас свет.

Но перед этим… Вы помните, что он сказал тогда? Это очень хорошо, очень здорово! И… разревелся он бы сам, стреляя по слезам…. Прощание с харьковскими поклонниками А впереди — Москва и Питер, где соберутся старинные друзья, среди них будут Князь, Каспер, Ягода, Чёрт и другие.

К ним присоединится и Маша — та самая Маша со своей скрипкой. Они будут вместе вспоминать былые времена и вместе завершат эту историю, и наверняка сделают это как нельзя лучше.

Ну а пока давайте просто распишемся на этой последней странице, в этой книге со сказками. Простимся со всеми персонажами, со всеми рассказчиками, ещё раз помянем добрым словом того, кто это всё придумал… Покойся с миром, Горшок.

Пускай здесь будут написаны слова благодарности. От имени тех, кому нравился необычный и сказочный мир их песен. Тех, для кого эта музыка не пустой звук, а какой-то этап на жизненном пути. И тех, кто вместе с этой музыкой оставляет в прошлом частичку себя. И когда время окончательно остановится, то все песни, что звучали здесь для нас, застынут в невиданных образах и красивых картинах под белыми сводами концертного зала — там, где была написана последняя глава.

Там, где всё когда-то начиналось. Будет опять гроза… Алым светом небеса Ослепят глаза, глядя в облака, Кистью из огня Оживит искра в небе образ Красного всадника!

Всадник помчится стрелой, Горы он разобьёт рукой! В недрах огненной долины Ждёт его Она, как всегда одна — Женщина -лавина: Косы из огня, и глаза Сверкают как гроза! У огромного костра До краёв она им нальет вина.

Зачарованы, Будут песни петь до утра Дети огня! А когда придёт любовь, То спалит дотла все вокруг дома Огненная кровь! И горят сердца… А в небе снова Будет гроза! Этот город безукоризненно сер. Вечно серые дни, вечно серый рассвет Ветер рвёт, как клочки прошлогодних газет. И течёт в его жилах, как ржавчина, кровь. Взгляд остановился на последней строчке, пальцы коснулись края страницы… А ведь когда-то и мыслей об этом не могло возникнуть.

Надеемся, что мы тоже сказали своё слово в этой истории — сказано было предостаточно, а на прощании в этот вечер не хочется быть многословными. Эти десять лет прошли не зря. Они простились с Харьковом, простились с Украиной. А вскоре наступит тишина… Двери зала закрываются. Конечно, для нас здесь скоро будут и другие концерты, их будет много, но… вы же понимаете: И мы уходим прочь по аллеям парка, растворяясь в пустоте безмолвного города… Настанет новый день — и небо всё так же запылает алым цветом, и Солнце всё так же будет светить над городом.

Теперь этот город действительно мёртв. Камнем по голове http: На краю Последняя ария Тодда http: Андрей Шабанов и Екатерина Насрединова. При использовании информационных, фото, видео материалов https: Издательство Dobryni ДРУГАЯ СТОРОНА ДНЯ. ПОЭЗИЯ КОМПАНИИ Информационный раздел АНДРЕЙ ШАБАНОВ. Стихи МНЕНИЕ ЧИТАРИУМ ВИДЕО. Страшная история про шутника Гаврилу и проклятый старый дом см. Горшок в образе Театрального Демона: История, запечатлённая на страницах книги. Запись опубликована в рубрике НА СТРУНАХ ВЕТРА МЕЛОДИЯ ЖИЗНИ.

Музыка и музыкальные мероприятия. Добавьте в закладки постоянную ссылку.



Вас заинтересует:

И создаётся уже новый мир, в чем-то сказочный, нереальный, фантастический — главное, что новый. И… разревелся он бы сам, стреляя по слезам….